БЕССМЫСЛЕННО, НО ЗАРЕГЛАМЕНТИРОВАНО….!?

Приказом МВД России от 14.11.2016 года № 727 утвержден Регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения в части соблюдения осуществляющими деятельность по эксплуатации транспортных средств, выполняющими работы и предоставляющими услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями и гражданами - участниками дорожного движения требований законодательства Российской Федерации, правил, стандартов, технических норм и иных нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения к конструкции и техническому состоянию находящихся в эксплуатации автомототранспортных средств и предметов их дополнительного оборудования, изменению их конструкции, перевозкам пассажиров и грузов (далее – Регламент). Перед тем, как дать комментарий в отношении спорных, на наш взгляд, положений Регламента, кратко ознакомимся с общими положениями. Официальное название традиционно длинное, с первого прочтения ясно не воспринимаемое. В действительности, все просто, данный документ посвящен конкретизации механизма государственного контроля (надзора) в области безопасности дорожного движения. Субъектами контроля определены: - юридические лица и ИП, эксплуатирующие транспортные средства либо предоставляющие услуги по обслуживанию и ремонту транспортных средств; - граждане, как участники дорожного движения. Предмет контроля – соблюдение субъектами контроля, указанными выше, положений законодательства Российской Федерации в области обеспечения безопасности дорожного движения, в том числе правил, стандартов, технических норм и иных нормативных документов, предъявляющих требования: - к конструкции и техническому состоянию находящихся в эксплуатации автомототранспортных средств и предметов их дополнительного оборудования; - к порядку изменения конструкции транспортного средства; - к перевозкам пассажиров и грузов. Исключение составляют требования, соблюдение которых проверяется при осуществлении государственного транспортного контроля. Должностными лицами, уполномоченными осуществлять федеральный государственный надзор определены: - руководители (начальники) подразделений Госавтоинспекции на федеральном, региональном и районном уровнях (их заместители); - руководитель (начальник) ЦСН БДД МВД России (его заместители); - руководители (командиры) специализированных подразделений Госавтоинспекции (их заместители); - командир полка (батальона, роты, взвода) дорожно-патрульной службы (его заместители); - сотрудники Госавтоинспекции, имеющие специальное звание; - старшие государственные инспекторы безопасности дорожного движения, государственные инспекторы безопасности дорожного движения; - старшие участковые уполномоченные полиции, участковые уполномоченные полиции подразделений участковых уполномоченных полиции управлений, отделов, отделений МВД России по районам, городам и иным муниципальным образованиям. Пределы полномочий участковых уполномоченных полиции ограничены: • территорией сельских поселений и отдаленной, труднодоступной местностью; • возможностью выявления и пресечения ими административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 12.5, статьями 12.21 и 12.23 КоАП; • отсутствием необходимости в выявлении и пресечении соответствующих административных правонарушений применения средств измерения и использования специальных навыков. Указанные выше должностные лица при исполнении государственной функции в отношении субъектов контроля не вправе: - проверять выполнение обязательных требований, если такие требования не относятся к полномочиям органов внутренних дел; - осуществлять выездную проверку в случае отсутствия при ее проведении руководителя, иного должностного лица или уполномоченного представителя субъекта контроля, за исключением случая проведения внеплановой проверки по основаниям, предусмотренным в законе; - требовать представления документов и информации, если они не являются объектами проверки или не относятся к предмету проверки, а также изымать оригиналы таких документов; - распространять информацию, полученную в результате проведения проверки и составляющую государственную, коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации; - превышать установленные сроки проведения проверки; - осуществлять выдачу субъектам контроля предписаний или предложений о проведении за их счет мероприятий по контролю. Лица, в отношении которых осуществляется федеральный государственный надзор, имеют право: - обжаловать действия (бездействие) сотрудника, приведшие к нарушению их прав и свобод, вышестоящему должностному лицу, прокурору и (или) в суд; - на возмещение в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, вреда, причиненного противоправными действиями или бездействием сотрудников; Руководитель, иное должностное лицо и уполномоченный представитель субъекта контроля при проведении проверки имеет право: - непосредственно присутствовать при проведении проверки, давать объяснения по вопросам, относящимся к предмету проверки; - получать от подразделений Госавтоинспекции информацию, относящуюся к предмету проверки; - знакомиться с находящимися в подразделении Госавтоинспекции документами и (или) информацией, полученными органами государственного надзора в рамках межведомственного информационного взаимодействия от иных государственных органов, органов местного самоуправления либо подведомственных государственным органам или органам местного самоуправления организаций, в распоряжении которых находятся эти документы и (или) информация; - представлять по собственной инициативе документы и (или) информацию, в том числе те, которые могут быть запрошены в рамках межведомственного информационного взаимодействия; - знакомиться с результатами проверки и указывать в акте проверки о своем ознакомлении с результатами проверки, согласии или несогласии с ними, а также с отдельными действиями сотрудников; - привлекать Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей либо уполномоченного по защите прав предпринимателей в субъекте Российской Федерации к участию в проверке.

Комментарий: 
Опираясь на общие положения, позволим себе обратить внимание на некоторые моменты, вызывающие у нас обоснованные сомнения в правомерности их использования в Регламенте. Пункт 1 Регламента, в части исключения требований законодательства РФ в области безопасности дорожного движения, соблюдение которых проверяется при осуществлении государственного транспортного надзора, изложенного в конце пункта в скобках. Простым сопоставлением положений рассматриваемого Регламента и постановления Правительства Российской Федерации от 19 марта 2013 г. N 236 «О ФЕДЕРАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ ТРАНСПОРТНОМ НАДЗОРЕ» устанавливается, что значительная часть положений этих нормативных актов дублируют друг друга. Отнеся рассматриваемое положение, хоть ко всему пункту, хоть к последней его части, получается, что Регламент в значительной части его положений Госавтоинспекцией не выполним, в силу отсутствия у ГИБДД полномочий по контролю исполнения требований, контролируемых в ходе федерального транспортного контроля. То есть в рассматриваемом Регламенте допущена неоднозначность толкования его положений, отсюда – субъективное толкование, превышение полномочий, коррупционные проявления. Пункт 4 Регламента, устанавливающий исчерпывающий перечень нормативных правовых актов, в соответствии с которыми осуществляется государственный контроль (надзор), содержит ряд противоречащих друг другу актов, а также актов, которым положения Регламента не соответствуют. Наиболее яркими примерами может служить следующее. 1) Упомянутое в Регламенте Решение Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 877 «О принятии технического регламента Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств», в части требований к тахографам и порядку подтверждения их соответствия предъявляемым требованиям, непосредственно противоречит положениям приказа Минтранса России от 13.02.2013 № 36. 2) Регламент, в части регламентации административных процедур в рамках осуществления государственного контроля (надзора), противоречит содержанию п.8 постановления Правительства РФ от 19.08.2013 № 716, в соответствии с которым он принят. 3) Федеральный закон от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», в силу отсутствия у ГИБДД в соответствии с законодательством РФ полномочий лицензирующего органа, упомянут в Регламенте необоснованно и неправомерно. 4) Как следует из содержания постановления Правительства РФ от 11.04.2001 № 290 «Об утверждении Правил оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автотранспортных средств», упомянутого в Регламенте, данное постановление издано Правительством РФ в соответствии со статьей 38 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей". Статья 38 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" утратила силу в связи с изданием Федерального закона от 25.10.2007 N 234-ФЗ, что влечет за собой прекращение действия указанного выше постановления Правительства РФ, как минимум в том виде, в котором оно было принято. Следовательно, присутствие в Регламенте данного акта является необоснованным и неправомерным. Вообще в Регламенте использовано много нормативных правовых актов из области транспортного надзора, осуществляемого в рамках деятельности Минтранса России, что В СИЛУ САМОГО РЕГЛАМЕНТА НЕ ПРИМЕНИМО, об этом говорилось выше. Но, так как это есть, значит будут ведомства ходить друг за другом и проверять одно и тоже, при этом вполне себе на законном основании, частью которого является, например, данный Регламент. Это, на наш взгляд и является настоящей защитой интересов предпринимательства со стороны государства – чем больше контроля, тем больше защита, как это по-русски. Пунктом 29 Регламента определено, что федеральный государственный надзор осуществляется в рамках повседневного исполнения возложенных на Госавтоинспекцию обязанностей, а также посредством организации и проведения плановых и неплановых проверок... Вместе с тем, ПОЛОЖЕНИЕМ О ФЕДЕРАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ НАДЗОРЕ В ОБЛАСТИ БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ, утвержденным постановлением Правительства РФ от 19 августа 2013 г. N 716, осуществление федерального государственного надзора в форме повседневного исполнения обязанностей уполномоченным органом не предусматривается. Для столь серьезного вопроса, на наш взгляд, допущена слишком вольная трактовка, которая влечет к восприятию всеми, в том числе самими сотрудниками ГИБДД, того, что вся повседневная деятельность ГИБДД есть ничто иное, как реализация ее полномочий в рамках федерального государственного надзора. То есть, чтобы не делало ГИБДД – это все в рамках федерального государственного надзора. Пунктом 34 Регламента конкретизирован перечень административных процедур в рамках государственного контроля (надзора), которым в том числе, предусмотрены такие мероприятия, как систематическое наблюдение, анализ и прогнозирование состояния исполнения обязательных требований безопасности субъектами контроля и гражданами - участниками дорожного движения. Вместе с тем, ПОЛОЖЕНИЕМ О ФЕДЕРАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ НАДЗОРЕ В ОБЛАСТИ БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ, утвержденным постановлением Правительства РФ от 19 августа 2013 г. N 716, проведение таких административных процедур не предусмотрено, соответственно, включение указанных административных процедур является необоснованным и неправомерным. Пунктом 68.4 Регламента из раздела проведение проверки субъекта транспортной деятельности, осуществляющего эксплуатацию транспортных средств, предусмотрено проведение проверки оснащения транспортных средств тахографами в случаях, установленных законодательством РФ, в том числе: - соответствия тахографов установленным требованиям; - работоспособности установленных тахографов, своевременности их поверки и целостности нанесения пломб; - наличия у водителей и должностных лиц карт для работы с тахографами. Следуя смыслу ссылки, имеющейся в тексте этого пункта, тахографы следует проверять на предмет их соответствия приказу Минтранса России от 13.02.2013 № 36. Почему именно так? Непонятно. Исходя из положений Конституции РФ, Гражданского кодекса РФ, даже положений Федерального закона «О безопасности дорожного движения» (ст.32), в части закрепления преимущественного значения положений международных актов над национальным законодательством РФ, следовало в редакции данного пункта ссылаться на Технический регламент Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств», которым определены требования к тахографам, как объектам технического регулирования. Кроме этого, приказ Минтранса России № 36 не содержит в себе регламентированный порядок подтверждения соответствия тахографов предъявляемым требованиям, соответствующий положениям законодательства РФ о техническом регулировании. В отношении регламентированного мероприятия по проверке своевременности поверки тахографов, установленных на транспортные средства. Опять же, если исходить из соответствия тахографа требованиям приказа Минтранса России № 36, откуда авторы текста Регламента взяли понятие поверка тахографа. Приказ Минтранса № 36 такого понятия не содержит, тахограф к средствам измерений не относит. Что конкретно имеется в виду в данном пункте Регламента, что это за мероприятие, как оно будет реализовываться? Еще один момент субъективного подхода, как со стороны должностных лиц, так и подконтрольных субъектов предпринимательского права. Если все-таки принять, что тахограф является средством измерений (логичность подобного обеспечивается соответствующим актом Росстандарта), тогда возникает правомерный вопрос законности принятых требований к тахографу в виде приказа ведомственного органа, не имеющего отношения к области технического регулирования. Интересен своим содержанием раздел Регламента, посвященный порядку проведения проверки субъекта транспортной деятельности, выполняющего работы и предоставляющего услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств. Данным разделом предусматривается, что у проверяемых лиц истребуются, в том числе, документы, подтверждающие выполнение работ и предоставление услуг по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств в соответствии с нормами, правилами и процедурами, установленными их заводами-изготовителями с учетом условий эксплуатации, а также соответствие транспортных средств, прошедших техническое обслуживание и ремонт, обязательным требованиям. О каких таких документах идет речь в данном пункте, не понятно. Соответствие транспортных средств обязательным требованиям, вообще-то, проводится в ином порядке в нашей стране. Сервисные центры несут ответственность исключительно за результат своих действий перед потребителем своих услуг. ПРАВИЛАМИ ОКАЗАНИЯ УСЛУГ (ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТ) ПО ТЕХНИЧЕСКОМУ ОБСЛУЖИВАНИЮ И РЕМОНТУ АВТОМОТОТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ, утвержденными постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2001 г. N 290 в отношении лиц, оказывающих услуги по обслуживанию и ремонту транспортных средств, обязательств в отношении соблюдения обязательных требований, предъявляемых к транспортным средствам, не предусматривается. Про какую в этом случае ответственность этих лиц говорит Регламент опять-таки непонятно. Если авторы Регламента планировали таким образом контролировать действия лиц, привлекаемых к проведению обязательного (периодического)ТО, тогда на сколько уместны ссылки на постановление Правительства РФ от 11.04.2001 № 290? Если все же имеются в виду другие лица, именно оказывающие услуги в области обслуживания и ремонта транспортных средств, тогда при чем здесь вопросы соответствия услуг Порядку, утвержденному указанным выше постановлением Правительства РФ. Что, сотрудники ГИБДД теперь будут учить авторемонтников и руководителей сервисных центров, как им оказывать услуги, заняться больше ГИБДД нечем? Очередная глупость. К тому же, указанным Порядком (п.55) Государственный контроль за соблюдением настоящих Правил осуществляют Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (ее территориальные органы), а также другие федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы) в пределах своей компетенции. Насколько нам известно, защита прав потребителей услуг не является компетенцией Госавтоинспекции. Вот такой, в смысле законности и логики получился рассмотренный Регламент. Печально, что при наличии столь ярких фактов несоответствия документа правовым актам более высокого уровня, в том числе законодательного характера, Минюст России регистрирует этот документ. Это, кстати, уже не печально, а мерзко по своей сути!!! Подводя общий итог в отношении оценки Регламента, объективно, следует констатировать следующее. 1. Регламент содержит в себе положения, как противоречащие друг другу, так и иным нормам действующего законодательства РФ; 2. Содержание Регламента позволяет субъективно судить и применять его положения. 3. Реализация положений Регламента приведет к постоянной проверке различными ведомствами одних и тех же вопросов, то есть к возникновению существенных нарушений интересов предпринимательства. 4. Неоднозначность и расплывчатость положений Регламента потенциально опасны в смысле роста административного давления на бизнес-сообщество и коррупционных проявлений. 5. Реализация Регламента не связана с целями повышения уровня безопасности дорожного движения. 6. Издание данного документа не сняло напряженности в спорных вопросах, активно обсуждаемых в обществе, а наоборот, несет в себе негативный усугубляющий эффект.