«КОТЛЕТЫ ОТДЕЛЬНО, МУХИ ОТДЕЛЬНО»

 

На ниже следующий материал меня натолкнули судебные разбирательства по ч.1 ст.11.23 Кодекса РФ об административных правонарушениях (тахографы), в которых, буквально недавно, принимал участие. А именно вопрос: почему суд не принимает во внимание отсутствие нормативно-установленных компетенций Ространснадзора в возможности осуществления надзорных  действий относительно контроля исполнения национальных (российских) порядков оснащения т/с тахографами и использования тахографов?

Думается, все просто! Глава 23 Кодекса содержит перечень органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела по соответствующим статьям Кодекса. Согласно положений этой главы ст. 11.23  Кодекса определена, как компетенция ГИБДД и Ространснадзора. Для суда это ВСЕ! Достаточное и исчерпывающее обстоятельство!

На мой взгляд – это не вполне правомерно. Попробую это обосновать.

Сразу оговорюсь, спорить с тем, что обеим этим госструктурам принадлежит компетенция рассматривать дела по ст.11.23 Кодекса, я не берусь. Смысла в этом особого нет, закон – есть закон! Я лишь попытаюсь подойти к этой компетенции с другой стороны…

Наглядно ход моих мыслей выглядит следующим образом.

Как видите, во главу угла мной поставлена рассматриваемая статья Кодекса. Ниже приведены те самые две госструктуры, уполномоченные Кодексом рассматривать дела по этой статье. Под каждой структурой я поместил перечень законов Российской Федерации и прочие нормативные правовые акты, которыми закреплены ПОЛНОМОЧИЯ каждой из структур по осуществлению государственного контроля (надзора) за исполнением публично-обязательных требований. Далее, мною был проведен анализ этих правовых норм на предмет предусмотренности контрольных действий в отношении использования тахографов….

Интересная схема получается:

Во-первых, на территории РФ действует две системы требований к тахографам и порядков их применения и использования. Одна система (Техрегламент таможенного союза) – подконтрольна МВД России, другая (ЕСТР) – Ространснадзор.

Во-вторых,  статья 11.23 Кодекса предусматривает два органа, уполномоченного возбуждать и рассматривать дела по данной статье, и вновь мы видим: МВД России и Ространснадзор. 

Смею утверждать, подобная ситуация не является случайностью или совпадением. 

Из всего этого следует ВЫВОД:

Компетенция Госавтоинспекции распространяется исключительно на ВНУТРИРОССИЙСКИЕ ПЕРЕВОЗКИ.

Компетенция Ространснадзра распространяется исключительно на МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПЕРЕВОЗКИ.

Принимая логику первого вывода, мы сразу начинаем понимать, почему содержание ст.11.23 Кодекса, в части соответствия (не соответствия) тахографов,  не конкретизирует чему должен соответствовать тахограф, а применена формулировка:…установленным требованиям. Говоря юридическим языком, отсутствует отсылочная норма или прямая ссылка на требование законодательства Российской Федерации, как это широко применяется в других статьях Кодекса. И, это объективно оправдано, потому как в ином случае, в частности при наличии привязки к законодательству РФ:

- во-первых, нарушение положений ЕСТР (при международных перевозка) перестало бы рассматриваться, как правонарушение;

- во-вторых, стало бы допустимым к международным перевозкам, в части тахографов, применять Российское законодательство.

И то и другое, думается, выглядит достаточно абсурдным, тем более, что у этой статьи есть вторая часть, которая связана с нарушением режимов труда и отдыха, на которую указанное тоже бы распространялось.

При таких обстоятельствах, мне кажется, законодатель вполне себе поступил разумно, четко отдавая отчет в пределах компетенции уполномоченных структур:

осуществляется международная перевозка – контрольный орган Ространснадзор – применяются требования ЕСТР;

внутрироссийская перевозка – контрольный орган ГИБДД – применяются требования уровня РФ.

Более того, все в духе Закона о защите прав юридических лиц и предпринимателей (294-ФЗ), закрепившего положение о не допустимости двойного и более контроля со стороны госструктур за исполнением одних и тех же обязательных требований.

Предчувствуя сомнения читающей публики, типа: «не очевидно», «сомневаюсь» и прочее, попробую, как говориться: «усилить и углубить..».

В каждом отдельном случае должностное лицо, принимающее решение о возбуждении дела, должно собрать доказательную базу наличия события и состава административного правонарушения. В противном случае, в соответствии со ст.24.5 Кодекса дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению.

Для понимания того, что я хочу донести, рассмотрим конкретный пример, очень часто встречающийся на наших дорогах.

Внутрироссийская перевозка. На дороге госинспектор Ространснадзора. Остановлен автобус, осуществляющий междугороднюю перевозку пассажиров. Госинспектор требует от водителя распечатку с тахографа в целях увидеть или не увидеть в ней, так притягательную для них надпись: СКЗИ. Водитель спешит (совершенно не понятно почему) принести госинспектору эту злосчастную распечатку. При ее получении все разом у госинспектора сходиться – постановление и плюс в послужной список. Фабула нарушения: управлял автобусом, оснащенным тахографом, не соответствующим установленным требованиям (приказ Минтранса № 36), без блока СКЗИ. Единственное доказательство не соответствия – распечатка с тахографа, где отсутствует информации о СКЗИ (иногда они говорят об отсутствии данных щироты и долготы местонахождения, которые считают себя особенно продвинутыми в области тахографии).

Ничего не упустил?

Теперь давайте разберем эту ситуацию в правовом плане.

Как уже указывалось, госинспектор Ространснадзора согласно нормативной правовой базы, регулирующей его полномочия, компетенцией по осуществлению контрольных действий в отношении исполнения порядка использования тахографов при внутрироссийских перевозках не наделен. Значит его требование о предоставлении распечатки с тахографа, находящееся за пределами его компетенции, есть ничто иное, как превышение должностных полномочий. За подобные деяния нашим уголовным законодательством предусмотрена уголовная ответственность (ст.286 УК РФ). Будет установлен в его действиях состав преступления или не будет, это не важно. Главное, что закон подобные действия признает незаконными, а это означает, что в отсутствие у водителя обязанности по предоставлению ему распечатки с тахографа, данный документ (доказательство) получен незаконным способом. В этом случае Кодекс вполне категоричен:

- «не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона» (ч.3 ст.26.2 Кодекса).

То есть, получается, что в материалах дела нет доказательств наличия события и состава правонарушения. Тогда о чем говорить? 

Понимая, что достаточно многие захотят увидеть разбор ситуации с аналоговым (мне дико не нравится это понятие) тахографом, сообщаю. Эта ситуация ничем не отличается от описанной. В этой ситуации госинспектор Ространснадзора также обязан доказать обстоятельства, на основании которых он принял решение о возбуждении дела. То есть в материалах дела появиться тахокарта, тем самым будет доказываться, что тахограф не соответствует, им так любимому, приказу № 36. В условиях, не относящихся к международной перевозке, требование о предоставлении тахокарты – незаконно. 

Подобное касается любых действий должностного лица Ространснадзора при осуществлении контрольных действий в условиях осуществления внутрироссийских перевозок.

Про ГИБДД следует сказать?

Тут все тоже самое, только с заменой понятия внутрироссийские перевозки на международные.

В результате всего этого, как не «крути» законом, очевидным является одно:

Содержание статьи 11.23 Кодекса, имеющее общую формулировку (объединяет, и российские, и международные перевозки)  применима:

- при осуществлении международной перевозки – Ространснадзором!      

- при осуществлении не международной перевозки – Госавтоинспекцией!

Дело, к сожалению, остается за малым – доказать это соответствующим должностным лицам, ну и естественно, СУДУ!

А вот это всецело зависит, нет, не от нас с вами, а от состояния уровня правовой системы нашего государства, естественно, включающей судебную систему!

На мой взгляд, доказывать придется долго, да и совсем не очевидно, что удастся!!!!  

В этих своих рассуждениях я сознательно обошел вниманием другие существенные обстоятельства, так или иначе связанные с производством дел по ст.11.23 Кодекса. Например, когда должностные лица в принципе не утруждают себя сбором доказательств. Написал в протоколе (постановлении): АНАЛОГОВЫЙ ТАХОГРАФ, и  БАСТА! А суд их в этом поддерживает, ссылаясь на норму закона, которой предусмотрено, что протокол сам по себе – есть ничто иное, как доказательство, а оснований не доверять должностному лицу нет.  Действительно, зачем лишним замарачиваться!!!!

Моей целью было попытаться донести мысль о законодательном закреплении разделения полномочий ГИБДД и Ространснадзора в части возбуждения и рассмотрения дел по указанной статье.  Ну, и высказаться! Сложно в суде со «стенкой» разговаривать!

Если мои рассуждения кому-то пригодятся в административном или судебном производстве, это уже ХОРОШО!    

Минин Сергей